Меховая промышленность умирает: отсталая и жестокая отрасль столкнулась с сильным противодействием

Как существа, обладающие понятием морали, мы давно признали, что бессмысленное причинение страданий чувствующим существам – это неправильно. Мех и другие материалы, которые являются продуктами насилия не заслуживают места в современном гардеробе. Вместе с тем, до сих пор многие из нас продолжают носить на себе насилие и жестокость.

Возникновение приятных ощущений при виде промелькнувшего дикого животного в естественной среде обитания так же естественны для нас, как для животного – стремление к свободе. Мы смотрим с наслаждением документальные фильмы о планете Земля, зачаровываясь непередаваемой красотой животного царства. А тем временем, на фермах по производству меха те же самые животные вынуждены терпеть унижения от неволи, причем в таких ужасных условиях, что это лишает их всех естественных форм поведения, которые и делают их прекрасными для нас. В наше время, когда мы стали наиболее чувствительными к социальной несправедливости, мы должны обратить особое внимание на то, что мы едим и носим. Как существа, обладающие понятием морали, мы давно признали, что бессмысленное причинение страданий чувствующим существам – это неправильно. Мех и другие материалы, которые являются продуктами насилия не заслуживают места в современном гардеробе. Вместе с тем, до сих пор многие из нас продолжают носить на себе насилие и жестокость.


Мотивируемая запросами по развитию экономики торговля мехом за последнее время переросла в мульти-миллиардную индустрию в России и Китае. Но этот первоначальный импульс стал показывать признаки замедления. Так, в Европе наблюдаются новые политические и законодательные решения, такие, как запрет фермерства с целью производства меха в восьми странах. Среди них - Великобритания (с 2000 г.). В Хорватии долгожданный запрет состоялся несколько месяцев назад, а Верховный Суд Нидерландов поддержал запрет на разведение норок (это был 4-й по счету мировой производитель меха). Япония закрыла свою последнюю звероферму. Новая Зеландия наложила частичный запрет. Но, вместе с тем, машина по производству меха всё ещё работает. В Китае 125 миллионов кроликов и 75 миллионов норок, лисиц и енотовидных собак уничтожаются каждый год. В США и Канаде неконтролируемая охота забирает жизни 7-ми миллионов животных каждый год. LAIKA поговорила с некоторыми свидетелями, активистами и экспертами, которые стремятся свести все эти цифры к нулю.


«Если бы вы видели то, что пришлось видеть мне,

вы бы никогда не надели это пальто»


«Мех повсюду», - говорит фотограф Джоан МакАртур. Она ведёт диалог из LAIKA (Скандинавия) с офисами таких меховых гигантов как Saga Furs и Kopenhagen Fur. «Некоторые люди даже не знают, что животных убивают для производства пальто», - говорит она. «Смерти сотен живых существ – вот что я вижу». МакАртур видела более чем достаточно. По её оценке, в Европе и Канаде функционируют как минимум 25 ферм по производству меха.


Норок разводят чаще всего. Только Дания производит 17,8 миллионов шкур в год. Животных содержат в очень маленьких проволочных клетках, всего 20 см в длину. «Они пытаются двигаться вперёд и назад, в совершенно неестественных условиях», - говорит МакАртур. Эти животные в дикой природе живут возле воды, и они животные-одиночки. Но на ферме их всех запирают вместе в маленьком пространстве. Они начинают грызть друг друга. И как следствие - наличие ран и царапин, отсутствие ушей и даже лап».


Фермы, как правило, расположены в лесах. Для животных – это близкая свобода, но тем не менее, нет надежды получить её. «Они чувствуют свежий воздух… Клетки окружены деревьями, и норки просто смотрят на них, день за днём» - говорит МакАртур. Она описывает грязь и невыносимое зловоние их окружения, заполненные экскрементами и заросшие мхом пыльные клетки.


Недавно МакАртур сфотографировала сверху огромные фермы на восточном побережье Новой Шотландии, которые, как она говорит, больше похожи на «концентрационные лагеря нового поколения». Эти полностью механизированные фермы производят огромное количество загрязнений. Стоки являются причиной цветения воды в ближайших водоемах. И это уже стало обычным явлением в регионе. «Неподалёку расположены детские лагеря, и приходится не только запрещать купание, но и отодвигать сами лагеря из-за небезопасности цветения водоёмов», - говорит МакАртур. При этом они не знают, как это остановить. Это просто убивает озеро, животных, которые пьют из него и заболевают. И всё это из-за желания разводить норок. Всё это порождает катастрофическую цепь событий».


И вне зависимости от того, старая ферма или новая – «это ад», - говорит МакАртур. «Если бы вы могли видеть то, что видела я, вы бы никогда не надели это пальто». Вдобавок к фермам по выращиванию норок, она задокументировала фермы по разведению лис, одна из которых также содержит енотовидных собак. В дикой природе эти животные (относящиеся к тому же семейству, что и домашние собаки) живут в густых зарослях, передвигаясь на огромные расстояния.


На меховых фермах они не имеют никакого выбора, - говорит МакАртур. «Они не могут выбирать друзей, партнёров. Им приходится терпеть полное одиночество». Содержащиеся в деревянных вольерах животные постоянно их грызут, и в результате они получают очень сложные и болезненные повреждения ротовой полости, которые никак не лечатся. «Эти животные проводят много времени кружа на одном месте, пытаясь найти выход» - говорит она. Это и другие стереотипные (ненормально повторяющиеся) движения, такие, как жевание меха и самоповреждение – признак психологической дисфункции, и это обычное дело для таких ферм. Множество животных просто живут в состоянии постоянного отчаяния. «Они все время находятся в подавленном состоянии, выходящем за пределы страха», - говорит МакАртур.



В дикой природе лисы роют различные норы, на фермах они вынуждены находиться на проволочном полу на протяжении всей жизни. «Если когда-либо Вы чувствовали ужас, который испытывали бы ваши домашние питомцы – вы могли бы понять, что чувствуют миллионы животных. И представьте, как атрофируются ваши ноги, не имея возможности двигаться, постоянно находясь на проволочном полу клетки. Это заставляет изворачивать ваше тело во всех возможных направлениях, чтобы хоть как-то приглушить боль. Всё, что вы можете сделать – это прилечь, и это едва ли большое облегчение.


Самые несогревающие пальто

Мех в компании Canada Goose, расположенной в Торонто, которым маркируют их линейку курток, по словам владельцев данной фирмы является «гуманным».

На практике койотов для Canada Goose и других компаний, которые используют мех, ловят при помощи капканов, что вызывает разрывы сухожилий (возникающие, когда животное пытается освободится), среди прочих, - ампутации конечностей и обильное кровотечение. Охотники могут не проверять капканы на протяжении пяти дней, и животное страдает от жажды, голода, боли и страха. Чтобы сохранить шкуру, вместо того чтобы застрелить койота, его забивают дубинкой или душат с помощью петли, что сопровождается предсмертной агонией, которая может достигать восьми минут.


Canada Goose навязчиво повторяет, что их куртки за 900 долларов, пользующиеся популярностью у городских знаменитостей и людей, которые озабочены своим статусом, обеспечивают «функциональность», тем не менее, нет научных доказательств, что отделка мехом обеспечивает тепло. Высококачественных синтетических материалов оказалось бы достаточно даже для субарктических экспедиций.


Эта дерзость и введение покупателей в заблуждение уходит своими корнями в сложные взаимоотношения Канады с охотой. Романтизированная история поселений страны «влияет на всё: от правительственной политики до практик регулирования дикой природы – это Североамериканская Консервативная модель в отношении дикой природы, основанная на предположении, что природу нужно использовать как ресурс», - объясняет Лесли Фокс, исполнительный директор канадской организации The Fur-Bearers. «Политики, которые жаждут получения голосов в сельской местности, часто уходят от этих вопросов», - говорит она. Премьер-министр Джастин Трюдо совсем недавно принимал участие в глобальной конференции компании Goose. Её исполнительный директор Дани Рейсс в прошлом году стал членом Ордена Канады «за приверженность сохранению Канадского Севера, в частности, в качестве председателя Polar Bears International». В декабре Дани сказал британскому The Telegraph, что «полярные медведи – символы севера; мы изготавливаем куртки для учёных и работающего с ними персонала».


Койоты, убитые для этих курток – тоже символ Североамериканцев – Навахо называют их «Божьими собаками». Так же, как и наши любимые домашние собаки, они входят в семейство псовых. В шестом выпуске издания LAIKA Камилла Фокс, основатель проекта «Койот» (не путать с Лесли Фокс), объяснила, что животные, оклеветанные Canada Goose как «вредители», фактически являются ключевым видом, играющим жизненно важную роль в развитии экосистемы.


Активисты в Канаде сталкиваются с огромными препятствиями, среди которых – отсутствие федеральных законов о маркировке: торговцы могут продавать мех собак, котов, кроликов и других животных, как «искусственный мех». The Fur-Bearers, как бы то ни было, добиваются успехов на муниципальном уровне, работая с частными объединениями с целью прекратить использование капканов и прекратить поддержку этого вида охоты. «Несколько муниципалитетов в Британской Колумбии запросили разрешение от Министерства лесного хозяйства и природных ресурсов запретить использование капканов в результате проведения этой кампании» - говорит Фокс.


Есть и позитивные моменты – множество канадцев чувствуют сильную связь с природой, из-за её доступности. «Часто обсуждаются вопросы о чувствительности дикой природы», - объясняет Фокс. Просвещение потребителя сокращает спрос, и как следствие, такой гигант по производству спортивных товаров как Canadian Tire недавно отказался от использования меха в двух своих дочерних компаниях. Одна из фирм, Atmosphere, отказалась от продажи меха во всех городах кроме Квебека, несмотря на то, что она была давним партнёром Canada Goose.


«Когда вы фокусируетесь на жертве – легко преодолеть страх»

В Нью-Йорке, где Canada Goose открыла свой филиал прошлой осенью, пришла страстная инициатива снизу: еженедельные протесты перед магазином Soho и два анти-меховых марша этой зимой. Плакаты и наклейки с изображением логотипа Canada Goose и слоганом «Гордо мучаем животных с 1957 года» и «Производство меха убивает» стали частью общего пейзажа на зданиях и автобусных остановках в Нью-Йорке, а также перекочевали и в другие части света.


«Мы, главным образом, сосредоточены на изменении общественного взгляда на мех», - говорит организатор Роб Банкс. «Этот вопрос необходимо освещать на разных уровнях – мы сражаемся на улицах, образовываем общество, в то время как другие сражаются за изменение законов». Через свою страницу на Фейсбуке «Stop Canada Goose Now», Банкс и активисты делятся информацией, обмениваются идеями и помогают активистам в городах по всему миру создавать видеоролики. В Инстаграме, хэштег #fuckCanadaGoose появлялся уже тысячи раз, а анти-меховые посты обогнали по количеству собственные публикации Canada Goose.



Банкс верит, что каждый может найти в себе мужество высказаться в защиту животных. «Когда вы фокусируетесь на жертве – легко преодолеть страх», - говорит он. «Мои действия освещаются публично. Это мотивирует и вдохновляет других активистов создавать свои собственные методы, действия и слова. Мы все учимся и становимся сильнее с каждой встречей». Ему приходилось сталкиваться с большим количеством противодействий людей, использующих различные тактики. Для некоторых ахиллесовой пятой является признание общества. «Стыдить и принижать их – это как раз тот вид воздействия, который применим к ним, и это заставляет их пересмотреть взгляды на ношение меха», - объясняет Банкс. Он также делает акцент на необходимости разнообразной пропаганды. В то время как социальные сети – обязательный инструмент, личные встречи «нужны, чтобы достучаться до людей, которые никогда бы не увидели посты, посвящённые защите животных».


Он вспоминает незабываемый разговор с матерью и дочерью, которые остановились, чтобы посмотреть на один из протестов, не подозревая, что мех на пальто маленькой девочки был натуральным. Банкс предложил пожертвовать мех активистам, которые потом отправят его в центр реабилитации животных, где он будет использоваться в качестве подстилки для осиротевших животных. «Мать повернулась к своей 6-летней дочери и позволила ей решать», - говорит Банкс. «Без тени сомнения девочка сказала: «ДА!»


«Мы хотели подтолкнуть их думать самостоятельно»

В Нидерландах организация по защите прав животных Bont voor Diren обращается к такому «детскому» виду любви в захватывающе красивом видео «Когда вы перестали заботится?» (When Did you Stop Caring), с неожиданной концовкой.


Целью этого креативного видео было повлиять на молодых людей. «Мы хотели подтолкнуть их думать самостоятельно», - объясняет менеджер Bont voor Diren Барбара Сли. Организация сотрудничала с Reclamebureau Roorda, датским агентством, запустившем ряд успешных антитабачных и антиалкогольных кампаний, нацеленных на детей. Они объяснили, что стоит за изменениями в поведении людей в результате визуальных кампаний. «Рекламное агентство пришло к идее важности любви к домашним животным, особенно у детей, и возникающее с возрастом противоречие, которое заключается в ношении меха», - говорит Сли.


Для молодого директора компании The Boardroom, 23-летнего Жорена Молтера, реалистичность является обязательным элементом. «Я искал искренние моменты отношений между животными и детьми», - рассказывает он о своём решении не использовать актёров. Молтер и его оператор Тийн Сиккен провели интервью с обычными детьми, в домашней обстановке, о том, что они обычно делают со своими животными. И в видео показаны их удивительные взаимоотношения. И, наконец, совершенно неожиданная концовка «Когда вы перестали заботится?» сильно воздействует на зрителя.


С развитием массового производства, особенно в Китае, теперь, когда изделия с натуральной меховой отделкой дешевле, чем с искусственным мехом, он считает, что «просто необходимо рассказать эту историю». Указывая на растущую проблему, Bont voor Dieren недавно начали сотрудничать с китайской компанией NGO на анти-меховом сайте Fur Free Life. Барбара Сли уверена, что повышение сознательности изменит взгляды населения Китая, и поэтому она говорит: «Жизненно важно инвестировать в образование и распространение информации».


«Когда люди перестают покупать – животные перестают умирать»

Для защиты своих колоссальных экономических интересов торговля мехом отбивается при помощи «этичных брендов» и стратегий «зелёного отмывания». Проект WelFur, спонсируемый меховой отраслью, обещает обеспечивать высокие стандарты содержания животных при производстве меха. На практике - это недостижимая цель. Cогласно этическим принципам и экспертам в области обращения с животными, из-за содержания диких животных в маленьких клетках, которые исключают такие основополагающие потребности, как бег, лазание по деревьям и плавание.



В то время, как Saga Furs (один из крупнейших мировых аукционов меха) называет свою продукцию «этичной», она же скрытно ведёт активную деятельность в Китае, где законодательство в области защиты прав животных чрезвычайно не развито. «Пиар-стратегия меховой промышленности стала более зловещей, они начали использовать тактики, схожие с продвижением табачной продукции, демонстрируя свои собственные версии науки в свою защиту», - говорит Бриджит Оле, менеджер Альянса против меха (Fur Free Alliance, FFA).


Fur Free Alliance объединяет 40 международных организаций по защите прав животных (членами которого являются вышеупомянутые Bont voor Dieren и The Fur-Bearers). Они делятся ресурсами и тактиками, и сотрудничают в исследовательских проектах и кампаниях. FFA успешно убедил некоторых люксовых продавцов отказаться от продажи меха, включая Armani Group и Hugo Boss, и работает как «объединённый фронт», чтобы покончить с торговлей мехом по всему миру. Европейские страны, которые ввели запрет на мех, как говорит Оле «являются примером того, как в современной цивилизации этическая обеспокоенность общества отражается в законодательстве». И она верит, что успехи в борьбе с производством меха неизбежно принесут пользу в отношении прав животных в целом. «Мы часто видим, что прогресс в одной области стимулирует обсуждение других сфер, в которых животных используют для получения выгоды», - говорит Оле.


Марк Гловер, директор британской организации «Уважение к животным» (Respect For Animals), также являющейся членом Альянса против мехов, находится на передовой анти-мехового движения в Европе на протяжении уже 30-ти лет. Он сыграл ключевую роль в запрете мехового фермерства в Великобритании в 2000 году. Это случилось только после того, как торговля мехом была ослаблена падением продаж в результате сильного общественного давления. Он объясняет, что в это время стало возможным осуществить успешную политическую инициативу. Ко времени, когда он появился в качестве свидетеля на встрече Комитета в Шотландском Парламенте во время дебатов, которые привели к запрету, промышленность уже расходилась по швам. «В своём отчаянии… представители меховой торговли постоянно показывали распечатку фотографии, на которой предположительно была изображена еда из измельченной норки, которую употребляют в Китае», - вспоминает Гловер. - «Но общественность над этим просто посмеялась!»


Хотя в Великобритании в настоящее время гораздо меньше точек продажи меховых изделий, в последнее время наблюдается многократный рост производства меха, который многие ошибочно считают искусственным. Это одна из причин того, почему ни одна из организаций, с которыми мы говорили, не рекламирует открыто искусственный мех. «Если что-то считается аморальным, зачем имитировать её?», - говорит Гловер. Наряду с призывом к честной и понятной маркировке «Уважение к животным» и их коллеги из Альянса против мехов запустят целый ряд инициатив по противодействию пропаганде меховой торговли.


Среди них - активное участие в социальных медиа, этот способ особенно хорошо подходит для привлечения сострадательной части молодёжи. «Дешёвые заявления меховой торговли о продаже страданий под видом гламура не набирают популярность в социальных медиа», - говорит Гловер, веря в позитивное будущее. - «Торговля мехом закончится, как прекратился и коммерческий китобойный промысел, но это произойдет под давлением потребителя», - говорит он. «Когда люди перестают покупать - животные перестают умирать. Те, кто носит натуральный мех, особенно знаменитости, должны подвергаться изгнанию и осуждению публикой».


Сталкиваясь с модной индустрией


Во Франции активисты по правам животных противостоят культурным вызовам, часто парадоксальным. «Говорить о запрете меха – довольно радикально здесь», - говорит Мюриэль Арнал, основательница Французской организации «Один голос» (One Voice). «У нас 91% людей хочет иметь этикетки «без меха». Но в то же время они неохотно говорят о запрете. Это свобода. Люди хотят чувствовать себя «свободно» во Франции».


В то время как во Франции в эксплуатации находится 11 ферм по производству меха, и они получают шкуры из Китая и Северной Европы, сама страна знаменита своей индустрией моды. Действительно, Париж – столица моды, и на модных показах мех используется в избытке. Установление запрета может стать переломным моментом для модной индустрии. Именно по этой причине организация «Один голос», являющаяся также членом Альянса против мехов, недавно провела беспрецедентное расследование о шести французских фермах, на которых содержались норки. «Это был один из способов показать, что такое происходит не только в Китае. Во Франции тоже дела обстоят плохо. Очень плохо», - говорит Арнал. Расследование показало полное пренебрежение не только по отношению к животным, но и к окружающей среде в целом. Последовало широкое освещение в СМИ, которое заставило производителей меха начать защищаться – они обвинили «Один голос» в том, что они сфабриковали видео. «В то же время, телевидение, газеты и радио упомянули о расследовании, и дебаты с моим участием состоялись. Но представители меховой промышленности не захотели прийти и опровергнуть то, что мы говорили», - говорит Арнал. – «В любом случае, публика получила наше послание».


Это резко контрастирует с тем, как было раньше. Двадцать лет назад французское телевидение отказалось бы освещать это расследование. Арнал вспоминает, как жильё активистов по правам животных постоянно подвергалось рейдам полиции. «Нас обвиняли в том, что мы являемся сектой, потому что мы были вегетарианцами или веганами», - говорит Арнал. По её словам, до использования социальных сетей и сложных технологий «тратилось намного больше времени, чтобы сделать все эти вещи». «У нас почти не было мобильных телефонов… не было подходящих камер, чтобы попасть на место расследования. Это была действительно одинокая битва. Сейчас всё намного легче. Но животным легче не становится».


В тех случаях, когда принятие законодательства является проблемой, Арнал и «Один голос» настаивают на использовании других способов, таких, как запуск программы «Продажи без меха» (Fur Free Retailer) (например, французский дом высокой моды Франка Сорбье недавно отказался от использования меха) и постоянное просвещение потребителей. «Нужно показывать больше материала, обращаться к публике, к СМИ и говорить: «Послушайте. Не забывайте про этих животных». И постоянно напоминать им. Множество людей задумается, это действительно способ улучшить ситуацию. Нужно просвещать как можно больше людей и говорить: «Нет, так нельзя, для диких животных невозможно создать условия на фермах».


В самом начале антимехового движения больше всего сил Арнал придавали разговоры с активистами из других стран. «Я думаю, что поддержка очень важна», - говорит она. - «Нам действительно нужно учиться друг у друга и помогать друг другу во всем мире. Нет границ страданиям животных».


Что вы можете сделать


Вы можете пожертвовать своё меховое пальто в приют для отказных и раненых животных, для помощи в их реабилитации. Одна из таких программ – Coats for Cubs. Также вы можете обратиться в Buffalo Exchange. Кроме того, вы можете пожертвовать деньги непосредственно в центры по поддержке диких животных. «Рождённые свободными, США» (Born Free USA) – удивительная организация, в которую можно передать меховые изделия. Также можно обратиться к их партнёрам.


Замените свои меховые изделия на высокотехнологичные веганские. Wully Outwear – это канадская компания, которая предлагает $300 скидку на любую куртку, если вы сдадите куртку с маркой Canada Goose (или любую другую с меховой отделкой). Существует множество функциональных и красивых альтернатив, таких как Save The Duck. The North Face, Vaute, Arc’Teryx, Fjällräven и другие.


Станьте активными. Рассказывайте окружающим об укоренившейся жестокости меховой промышленности, принимайте участие в протестах, сотрудничайте с зоозащитными организациями, или просите магазины в вашем регионе прекратить продажу меха, потому что в конечном итоге они потеряют свой бизнес – есть огромное количество способов, как заступиться за животных. И помните, вы не одни.

Автор статьи: Julie Gueraseva

Перевод: Анастасия Годун

Источник: http://www.laikamagazine.com/unfashionably-cruel-fur-faces-backlash/






#антимех #антиохота #зеленоепотребление #защитаживотных #праваживотных #нетжестокости #животныенеодежда

Популярное
Последнее
Архив
Поиск по ключевым словам
Тегов пока нет.
Подписаться на нас
  • Facebook Basic Square
  • Odnoklassniki Social Icon
  • Vkontakte Social Icon